карта сайта

Формула успеха

складные ножи сароВековые традиции и статус «столицы ножевого производства», полученное  г. Ворсма еще во времена советской власти,  сегодня продолжает современный завод складных ножей «CAPO». В то время как ряд крупных предприятий, специализирующихся на ножевом производстве и имеющие необходимое оснащение, в годы перестройки утратили свое значение - предприятие «САРО» практически с нуля, имея только волю и огромное желание своего руководства, возродил и продолжил серийное производство ножей. Несмотря на большую конкуренцию среди местных частных фирм, именно изделия с торговой маркой «САРО» - с логотипом головы лося на стальном клинке - занимают лидирующее место не только по объему и ассортименту выпускаемой продукции, но и по своему высокому качеству и надежности в эксплуатации. Неслучайно в Нижегородском регионе стало хорошей традицией дарить мужчине нож, изготовленный на этом заводе.

 

На сегодняшний день Заводом складных ножей «САРО» освоено и внедрено более 1000 видов изделий. Предприятие известно своими уникальными разработками в области технологий, материалов и конструкции складных ножей, производства «холодного и наградного оружия, многие из которых не имеют мировых аналогов.

 

С директором ООО «Завод складных ножей «САРО» Сергеем Константиновичем Ворoпаевым беседует наш корреспондент.

ножи саро ворсма- Сергей Константинович, Как Вам, некоренному жителю Ворсмы, удалось за короткие 15 лет не только поднять с нуля новый завод складных ножей, но и занять бесспорные лидерские позиции среди конкурентов не только в районе и области, но и даже России?

- Наверное, звезды так выстроились в ряд (улыбается). Ну, а если серьезно, то здесь было много слагаемых. Изначально, в основе лежала человеческая любовь, которая и привела меня на ворсменскую землю. Я учился в Горьковском университете на экономическом факультете, когда познакомился с очаровательной девушкой (ныне женой), которая была родом из Ворсмы. Вот тогда в 1977 году я первый раз посетил этот замечательный город.

В процессе более близкого знакомства с Ворсмой и его традициями, меня очень заинтересовало здешнее ножевое производство.

И это понятно: любовь к оружию - инстинкт любого нормального мужчины, а интерес к ножам у нас просто в крови.

- Наверное, уже тогда ,как это бывает еще на уровне интуиции, у Вас начался необратимый творческий процесс ?

- Можно и так сказать, потому что мне захотелось внести в тему ножевого производства что-то свое. Хотя  и своих шедевров у ворсменских мастеров уже в то время было достаточно.

 Главным монополистом в 1994 году был здешний завод «Октябрь», который выпускал около 90 процентов всех ножей в бывшем Союзе, около миллиона единиц в год. Наряду с новой продукцией на «Октябре» сохранилась и штучная. Также здесь традиционно изготавливали подарочные ножи для первых лиц советского государства.

В начале 90-х после окончания университета и службы в армии я стал целенаправленно искать свое место под солнцем и даже организовал в 1992 году свою фирму в Москве, где уже жил с семьей. Поэтому, когда мне предложили заняться оптовой реализацией ворсменских ножей, я уже практически был готов к этой работе.

ножи саро- Но вначале Вы стали дочерним предприятием завода «Октябрь», а только потом уже и самостоятельным предприятием? Как это произошло?

- Это была целая история, которая была связана звеньями одной цепи, чтобы привести меня к «САРО».

В процессе работы по реализации продукции завода «Октябрь» мы стали получать систематические рекламации по качеству изделий. Именно это обстоятельство подтолкнуло меня углубиться в тему конструкции и технологии изготовления ножей. По рекламациям я вначале обращался к руководству завода с замечаниями и своими предложениями. Но они оставались без ответа. Сегодня мне это понятно: капитализм в России еще только зарождался, и любая инициатива тогда не очень приветствовалась и разбиваясь о «систему». Но всё-таки мне повезло. В то время главным инженером на заводе работал Владимир Иванович Денисов. Очень умный, толковый и грамотный специалист. Он  стал моим первым учителем. В 1996 году, как и многие государственные предприятия, завод «Октябрь» начал процесс приватизации и достаточно крупный пакет своих акций-18,5% - по неизвестной мне причине оставил на рынке. Я этот пакет смог выкупить, благодаря крупным заказам, которыми я снабжал «Октябрь» Так начался процесс моего инвестирования в ножевое производство.

- Вам удалось войти в Совет директоров завода «Октябрь» благодаря своему пакету акций?

- Если бы! Совместная работа с руководством предприятия «Октябрь» у меня не складывалась из-за диаметрально противоположных взглядов на развитие экономики предприятия. Тем более для всех я оставался чужим – «залетным» москвичом. Руководству завода не нравились мои напор и критика по ведению экономической политики «Октября», к примеру, против дорогих кредитов.

И я оказался в оппозиции. С одной стороны, я был крупным поставщиком заказов и гарантом качества предприятия, так как напрямую работал с заказчиками предприятия и знал их требования по продукции, с другой - я не мог повлиять ни на один производственный процесс завода. И в этой ситуации оставалось только одно: уходить на свое «поле».

- Получилось?

- Постепенно, но очень дорогой ценой.

нож саро воронЯ стал искать союзников и с этой целью обошел всех специалистов предприятия (работающих и уже нет) и однажды пригласил их на общее собрание, чтобы рассказать всю правду о своем положении на предприятии.

Затем предложил выделить мне самое старое здание и самое старое оборудование. Со своей стороны я был готов обеспечить работающих на этих площадях людей заказами, новым оборудованием, материалами и регулярной заработанной платой. В то время - дефицита денежных средств - регулярная выплата заработанной платы была особенно актуальна. Кроме того, мы договорились о размещении на «Октябре» дополнительных свободных заказов и передачи в серийное производство разработок новых моделей ножей.

В конечном итоге после длительных согласований родилось решение о создании новой фирмы с двумя учредителями в лице завода «Октябрь» и моей фирмы «САРО» с равноправным распределением долей: пятьдесят на пятьдесят. Я понимал, что таким образом я попадал в юридический вакуум, но на другие условия руководство «Октября» идти не хотело.

В мае 1996 года было зарегистрирована фирма «Завод складных ножей «Ворсма», в которую я внес все сто процентов уставного капитала, в отличие от пятидесяти процентов от завода «Октябрь»

- Наверное, Вы сразу почувствовали крылья за спиной?

- Скорее, я понял, где эти крылья находятся. Нужно было выиграть самое главное - время и показать результат. В итоге уже за первые полгода работы нам удалось создать с нуля около двухсот новых ножей. Было еще одно событие, которое толкнуло нас на новые рубежи – это поездка во Францию. С новыми моделями ножей нас пригласили в Париж на международную выставку, куда я ездил вместе с архитекторами Юрием Власовым и Игорем Скрылевым. Выставка была для нас очень важна для понимания, на каком уровне качества находятся наши изделия. Стало понятно, что обладая хорошим качеством производства ножей, мы отстаем по форме их изготовления. То есть наши изделия не соответствовали той моде, которую диктовала Европа. Кстати, в это время уже вовсю «звенел» дамаск, которого в России еще не было. Но, тем не менее, мы получили новый импульс и стали готовить новые образцы ножей, только уже под маркой «САРО» как соучредителя «Завода складных ножей «Ворсма».

 А затем  уже с успехом  использовали современный ножевой метал «СНT»-62, называемый «голубой» сталью, которая  по своим характеристикам сравнима только со знаменитой японской сталью и ее американским аналогом. Были созданы современные конструкции ножей, разработаны и внедрены новые технологии и новые материалы, а также восстановлены секреты дамасской стали.

купить ножи саро- Но Вы опять попали в сложную ситуацию с дочерним предприятием. И это тогда, когда «Завод складных ножей «Ворсма» через два года своей работы практически стоял на старте интегрирования в нижегородскую обойму предприятий отрасли. Почему?

- Если коротко, то сложная ситуация началась с того, что однажды нас просто не пустили на территорию завода «Октябрь». Видимо, его новое руководство уже не могло мириться с успешным соседом.

Это потом я понял, что таким образом высшие силы  вновь толкали меня двигаться дальше в сторону своего «САРО». А тогда я тратил огромную энергию, доказывая свою правоту по целому ряду вещей, которые за два-три года, максимум четыре года, позволят заводу стать лучшим в России. Поэтому из последних сил держался за заводскую территорию.

И здесь меня можно понять. Было создано не просто ножевое производство. Была создана новая экономическая модель, когда нам, наконец, удалось совместить кустарное производство лучших образцов, которые производились ворсменскими мастерами на дому, с серийным производством на предприятии. Новая экономическая модель была создана и среди коллектива: регулярно выплачивалась заработная плата, за качество конечного продукта отвечали конкретные люди.

Тем более в сентябре 1997 года был утвержден к производству откидной нож «Ладья», где применялась техническая новинка: притины изготавливались из порошкового металла с высокой антикоррозийной стойкостью.

Сегодня ножи типа «Ладья» – это уже классика. Они  имеют клинок 86 мм. Лезвие изготовлено из высоколегированной стали и имеет твердость 56 единиц по Роквелу. Нож имел интересную форму, придуманную  архитектором Юрием Власовым. На базе «Ладья» мы потом сделали множество модификаций, имеющих коммерческий успех, потому что этот нож в деле — настоящий работяга.

Следующей в серию пошла очередная новинка, какой в Ворсме и не видели прежде - нож модели «Оборотень».

нож экспедиционный сароРеализация продукции увеличилась в три раза.

В конечном итоге после ультиматума нового руководства «Октября» о переезде нашего предприятия за пределы территории в недельный срок, я снова  выступил перед коллективом и рассказал о сложившейся критической ситуации на «Заводе складных ножей «Ворсма». Люди выразили мне свое доверие на создание новой фирмы. А в ноябре 1998 года в Нижнем Новгороде мной была учреждена новая организация – ООО «Завод складных ножей «Саро».

- Даже представить себе не могу, какие Вам пришлось проявить недюжинные способности для создания нового производства. Тем более работать нужно было в совершенно неприспособленном для завода помещении, которым стало здание бывшего детсада «Сказка»?

- Двухэтажное здание бывшего детского сада «Сказка было приобретено мною в собственность накануне случившегося инцидента в 1996 году. Причем оно было полностью разрушено. К тому же еще не отапливалось и не освещалось. Понятно, что это помещение не было приспособлено для промышленного производства, поэтому вначале нужно было укрепить фундамент и сделать перепланировку.

На переезд, повторюсь, нам дана была всего неделя. Производство шло, как в военные годы, словно при перебазировании предприятий из центра России на Урал: станок демонтирован, перевезен в «Сказку», установлен на только что подготовленный для него фундамент, тут же подключен к источникам питания.    Когда станок начинал работать и выпускать продукцию,  остальные члены коллектива продолжали  заниматься перевозкой оборудования. Поэтому  потери времени были минимальны. Одновременно здание готовилось к зиме, тут же строилась новая котельная, которую мы успели включить до начала холодов.

Коллектив, состоявший из 50 человек, своими силами смог не только перевезти все станки, но и выполнить план, закрыв все обязательства перед заказчиками. Благо последних было много, да и ситуация на рынке с ножами была в нашу пользу. В то время испанские и немецкие ножи стоили очень дорого, а русских складных ножей хорошего качества было недостаточно. Поэтому мы, выйдя на рынок по качеству равными немецким и испанским ножам, выиграли у последних по цене. Наши ножи пользовались огромной популярностью и разбирались как горячие пирожки. Заказчики в прямом смысле этого слова  стояли у ворот.

завод складских ножей саро- А что же стало с заводом «Октябрь» и заводом «Ворсма»?

- В конечном итоге руководство «Октября» не справилось с ситуацией 90-х годов в рамках жестких законов рыночной экономики, и в итоге более 1000 хороших мастеров-ножевиков оказались без работы. Понятно, что многим из них удалось организовать собственные предприятия. Сегодня на рынке Павловского района и особенно в Ворсме свыше 50 частных предприятий делают свои ножи.

- Итак, наступила новая эра в развитии «САРО»?

- Каждый месяц мы увеличивали объем реализации продукции в два раза, работая в три смены. Заказов было много, а площадей не хватало, поэтому моей главной задачей стало: создание современного промышленного производства. Вскоре ЗСН «САРО» вошел в «Ассоциацию народных художественных промыслов Нижегородской области» и продукция НХП долгое время в общей номенклатуре предприятия составляла львиную долю. Это стало для нас большим подспорьем не только с точки зрения постоянного заказа, но и научило относиться к нашему основному продукту как к произведению, представляющему художественную ценность. Соответствие стиля рукояти, гармоничность пропорции изделия, нанесение рисунка на лезвие ножа - всё это обсуждалось на художественном совете, который с одной стороны, нам не давал опуститься в «кич», а с другой - по закону «золотой середины» - не выходить за рамки национального стиля.

И еще одна важная деталь. Согласно экономической модели народных художественных промыслов всю прибыль, которую завод зарабатывал, мы могли оставлять на предприятии и вкладывать в его развитие. В итоге отремонтировали здание, купили оборудование, запустили новые модели.

 Через несколько лет уже 360 человек работали в три смены.

 Кроме традиционных туристических ножей и однолезвийных охотничьих, завод с самого начала деятельности взял курс на изготовление ножей специального назначения с рядом универсальных предметов, которые специалист непременно оценит и найдет им применение. Спецножей в ассортименте «САРО» было до 40 видов. Главное ни одна модель не запускалась в серию без прохождения стадии полевых испытаний, и поэтому каждый новый серийный нож, несмотря на своеобразную специфичность, становился зрелым и вполне законченным продуктом. Перечислять все спецножи  можно долго. Все категории  изделий выставлены на нашем сайте.

- Успешно освоив рынок гражданских ножей, Ваше предприятие стало претендовать и на выпуск серьезной ножевой продукции. Несмотря на сопротивление госсистемы, не желавшей подпускать частный бизнес к производству оружия, это произошло. Как Вам удалось практически первыми осуществить прорыв по изготовлению современных боевых ножей?

ножи саро каталог- Настало время, когда Министерство обороны, наконец, задумалось о том, каким должен быть современный армейский нож. Тогда еще был расхожий термин - «нож выживания». Мы уже практически делали такие ножи, но не имели лицензии на производство холодного оружия. Поэтому в соответствии с законом об оружии мы переделывали боевые ножи в гражданские.

Первым изделием, разработанным по просьбе погранвойск и отличавшимся повышенной прочностью и износостойкостью», стал нож «Пластун-1». Кроме погранвойск, этот нож проходил испытания в МВД.

Затем мы создали учебно-тактический нож «Шторм» и через какое-то время начали тиражировать его для войск морской пехоты. Нож также был изготовлен из высококачественной инструментальной стали.

С этими разработками мы вышли на Министерство обороны России и предложили изготовить специальный нож для спецподразделений и групп. Нам выдали техническое задание. Так свои заказы от армейских силовых структур на производство специальных боевых ножей мы стали получать спустя три года после образования ЗСН «САРО».

- Вы получили лицензию?

- Да, но после серьезных испытаний.

Первоначальные испытания наших моделей проходили на полигоне под Санкт-Петербургом. Только одних бросков было сделано свыше 15000 штук в течение месяца. Для сравнительного анализа к испытаниям были допущены также лучшие образцы других производителей ножа, которые ранее получали государственные заказы для специальных военных ведомств. В итоге наши ножи оказались лучшими по всем характеристикам и были допущены до следующего этапа государственных испытаний, в результате которых зарекомендовали себя с лучшей стороны.

Поэтому в соответствии с приказом Министерства обороны нож «Шторм» был официально принят как боевой специальный нож под шифром - 6х9. Таким образом, впервые за последние 50 лет «Шторм» начал изготавливаться в статусе холодного оружия для спецназовцев. При этом завод «Саро» получил бессрочную специальную лицензию на производство, утилизацию и ремонт оружия. Естественно, для получения такой лицензии завод прошел серьезные проверки со стороны СЭС, пожарной службы, МВД и охранных структур. На предприятии были подготовлены специальные вооруженные комнаты и охранные сигнализации. Вот так завод «САРО» в рамках гособоронзаказа попал по ведомству Министерства обороны РФ в реестр единственных поставщиков холодного оружия.

ножи саро отзывы -Чем отличается холодное оружие?

 Боевое холодное оружие - это гражданское оружие с применением мускульной силы, целью которого является поражение противника. Оно универсально в применении, с помощью него можно выжить в экстремальных условиях и использовать в качестве средства самообороны.

И каждый специальный нож должен быть изготовлен с учетом особенностей службы этих войск. К примеру, нож, предназначенный по своему функционалу для морской пехоты будет сильно отличаться от ножа, предназначенного для авиации или космонавтики.

-Не вдаваясь в технические детали, немного  расскажите, как некоторые из них создаются?

- К примеру, для того, чтобы создать структуру ножа для подводников, на предварительное  чаепитие мы пригласили всех заинтересованных ли: водолазов, подводников, аквалангистов, сотрудников морской пехоты и т.д. И поняли, что реальную угрозу для ныряльщика представляют коварные рыболовные сети и вездесущие водоросли. Под водой нож – это уникальный многофункциональный инструмент. Он может легко стать и лопаткой, и пилой, и отверткой, и линейкой, способствуя потребностям водолаза.

В итоге выяснилось, что у пловца, который со снаряжением спускается под воду, есть определенная зона движений и определенная зона работы с этим ножом. Выяснилось, что смертельным ударом для противника является только возможность перерезать его шланг для подачи воздуха. Обычно, нож для подводного плавания имеет сразу два типа режущей кромки. Одна сторона выполнена в виде пилы, а другая представляет собой остро заточенное лезвие со скосом на конце. Это и позволяет легко перерезать наиболее прочные материалы.

В конечном итоге был создан такой нож «Морена» с чрезвычайно оригинальным решением по изготовлению пилы для перерезания борного прута со всеми необходимыми функциями и максимальными удобствами.

Что касается наших постоянных заказчиков из силовых ведомств, то среди них - Министерство обороны РФ, МВД, ФСБ, пограничники, спасатели МЧС, спецназовцы, путешественники-профессионалы (от альпинистов до аквалангистов) профессиональные охотники, которым пригодятся ножи выживания в тайге и в джунглях. Отсюда и специальные функциональные свойства ножей особого назначения от простых однолезвийных до многопредметных сложной конструкции для воинов выполняющих особое задание.

Например, нож «Оборотень», можно использовать как охотничий, так и нож выживания. Такой 21 марта 2001 года был подарен Президенту РФ Владимиру Путину,  с гравировкой миниатюрного герба Нижегородской области.

Из последних разработок - это штык – нож к автомату Калашникова. Самым массовым по производству холодного оружия является кортик офицера Военно-Морского Флота.

- Была еще одна тема «Ратник», связанная с перевооружением армии Министерства обороны России. Говорят, что позицию многофункционального ножа разрабатывал Ваш сын?

-В теме «Ратник» нужно было разработать три позиции: новый штык-нож, боевой складной нож и многофункциональный нож.

И государственные испытания многофункционального ножа мы прошли с оценкой «отлично». Все замечания со стороны множества ведомств и силовых структур были учтены. А потом Министерство обороны разместило у нас заказ на ближайшие несколько лет. Мне особенно приятно, что главным конструктором, ведущим эти разработки, является мой сын Андрей Сергеевич Воропаев. Это его первая самостоятельная работа по разработке многофункционального ножа.

- Как известно, с 2001 года появилось еще одно важное направление в производстве ЗСН «САРО» - наградное именное оружие. При его изготовлении обязательно присутствуют элементы народных художественных промыслов: гравировка и нанесение рисунка на клинок кортика иным способом плюс художественное литье латуни для кортика и ножен. Насколько «САРО» преуспело в изготовлении кортиков и наградного оружия в целом ?

ооо завод складных ножей саро- Настолько, что часть производства кортиков была передана в Ворсму из знаменитого  Златоуста. А поскольку некоторые кортики не выпускались с середины прошлого века, то современные их модели пришлось разрабатывать самим. И мы это сделали успешно, поэтому и получили первый государственный заказ: первую партию из трехсот кортиков нового дизайна нам заказали спецназовцы московского военного округа. В авторских работах хотя и остались традиционные элементы флотского кортика, к примеру, гравировка как на Петровских клинках, однако мы немного изменили внешний вид кортика, сделав его толще и короче, а также добавили изображения герба России и Георгия Победоносца. Кожаные ножны украшали трехкратный венок славы. Клинки первых трехсот кортиков были выполнены из ракетной стали, рукояти - из бересты и дагестанского ореха.

Для награждения отличившихся солдат и офицеров российской армии, а также для поощрения государственных служащих созданы современные подарочные кинжалы и кортики, такие как «Георгиевский», кортик «Андрея Первозванного», морской кортик, «Адмирал Кузнецов», где для украшения использована российская государственная атрибутика в современном стиле. Мастерами завода были освоены методы литья по выплавляемым моделям, а также способность наносить филигрань для отделки рукоятей ножевых изделий.

По просьбе губернатора Нижегородской области на заводе «САРО» был изготовлен в этом стиле нож «Скиф» для Президента России Владимира Путина.

- А кто был первым крупным заказчиком на именные кортики?

- Первый заказ был приурочен к 75-летию Воздушно-десантных войск:2 августа 2005 года.

В юбилейные дни именно номерное оружие получил весь генералитет рода войск и командных полков. На лезвиях - эмблема войска. Затем награждение именными кортиками было восстановлено в ВМФ. Однажды у нас был экс-министр МЧС Сергей Шойгу, который купил на заводе в свою коллекцию холодного оружия редкий вид армейского ножа. Увидев все сто образцов оружия и проект «гражданского» кортика, он попросил нас связаться с геральдическим комитетом Министерства и разработать подарочные ножи для спасателеЙ и всех высших офицеров МЧС.

Потом именное холодное оружие появилось у офицеров государственной фельдъегерской служба РФ.

Кстати, со времен Петра I до начала прошлого века такие кортики были принадлежностью военной формы этой службы. Затем такое же оружие появилось у офицеров ФСБ и других видов войск.

- Не случайно, уникальная продукция ЗНС «САРО» есть в музеях Нижнего Новгорода, Санкт-Петербурга и ряде музеев воинских подразделений. Но больше всего экспонатов, наверное, хранятся в музее военно-артиллерийского управления Министерства обороны РФ .

- Если быть точным - пятьдесят. Решением Правительства РФ «САРО» признано единственным поставщиком наградного оружия для офицеров Военно-Морского флота.

Сегодня наш коллектив выпускает свыше 40 видов кортиков, несколько видов сабель, тесаков, кинжалов, морской палаш и шпаг для высших чиновников Министерства юстиции. С разработкой последних была долгая и интересная история: опираясь на архивы нам пришлось практически доказывать, почему, когда и какую шпагу могут носить высшие чины Министерства судебных приставов России. Шпага получилась очень интересной и представляла собой классическую позолоченную шпагу, но с современной тематикой.

- Кажется, я поняла всю оригинальность подхода «САРО» к созданию нового «продукта». Вы инициируете идею, потом предлагаете разработанные образцы, вовлекаете заказчика в процесс и, наконец, получаете поддержку в виде заказа?

- При этом все проекты конкретизируем и доводим до нужного результата. Но когда готовое изделие мы кладем на стол заказчика, нас начинают критиковать.

-  Но это нормально.Значит, Вы сумели « включить» Заказчика в процесс?

- Когда мы «включаем» Заказчика в понимание процесса, к примеру, наградного оружия России, далее для нас становится важным умение разграничить   наградное оружия на боевое для силовых структур и не боевое.

С этой целью, к примеру,  мы придумали использовать такой вариант для кортика, как гарда. В Россию они пришли еще от Петра I. Именно кортик с гардой считался символом морского офицера. Мы для Министерства обороны оставили эту гарду. А потом к нам стали обращаться разработать кортики для прочих боевых структур - МВД, ФCБ. В процессе создания изделия мы всегда отталкиваемся от «корней», перебирая всевозможные архивы. И только  потом думаем об удобной современной эксплуатации и, конечно же,  не забываем о красоте.

-  Сергей Константинович.В ярком каталоге представительского класса, изданного Министерством поддержки и развития малого предпринимательства Нижегородской области к 10-летию ЗСН «САРО», были представлены лучшие изделия Вашего предприятия. Мое удивление вызвали не столько оригинальные сувенирные статуэтки, сколько, оклады икон, выполненные путем литья из латуни и серебра. И это настоящие шедевры. Это еще одно направление работы вашего предприятия?

- В Ворсме на острове стоит Свято-Троицкий монастырь, который в советское время пришел в запустение. Нижегородской патриархией было принято решение восстановить монастырь.

За созданием и реставрацией уникальной церковной утвари обратились к нам, благо технология литья по выплавляемым моделям была в «САРО» уже отлажена на украшеннии холодном оружии. Поэтому для работы с монастырем была создана специальная группа.

В результате на свет  появились оклады икон «Казанская Божия матерь», «Сергий Радонежский», «Пантелеймон Целитель», «Божия Матерь Донская», «Дмитрий Донской». За каждым новым окладом или крестом патриаршим стоит целая история.

Позже мы стали получать заказы на создание окладов для других храмов уже лично от правящего архиерея, митрополита Нижегородского и Арзамасского Георгия. Были заказы и по  по сувенирной продукции.

В ноябре 2013 года Президент России Владимир Путин дарил Папе Римскому икону Божией Матери, оклад которой был изготовлен нами.

- Сергей Константинович, в Вашем рассказе Вы все время говорите – «мы». Какое место  на заводе занимает персонал ?

- Все знают, что один в поле не воин. Каким бы талантливым он ни был, один человек просто обречен на поражение. Поэтому могу со всей ответственностью заявить, что на сегодняшний день в «САРО» есть команда единомышленников.

Среди них - начальник производства Игорь Валерьевич Малов. Этот человек – просто клад для Ворсмы и для «САРО».

В коллективе огромную роль играет главный инженер Николай Алексеевич Молчин. Прекрасный специалист, тактичный и выдержанный человек. Разработка новых моделей ножей – это не только конструкторы, но и специалисты–сборщики, которые через свои руки пропускают каждую деталь. Поэтому без бригадиров сборщиков Н.С.Шмакова и А.А.Александрова, нам просто не обойтись, поскольку именно они воплощают идеи конструктора в металле и являются соучастниками процесса.

Мне особенно приятно, что вокруг ЗСН «САРО» образовался костяк неравнодушных, знающих и понимающих корпоративный дух предприятия людей.

Много на предприятии и талантливой молодежи.

- Что у Вас в планах на будущее?

- Довести до совершенства наши модели и придумать новые, которые требует наше время. Пятнадцать лет назад площадей бывшей «Сказки» оказалось для дальнейшего расширения производства недостаточно, поэтому в собственность на окраине Ворсмы приобретены помещения бывшего хлебозавода. Там налажено литейное производство, в дополнение к старым прессам смонтированы станки с ЧПУ, приобретен уникальный итальянский станок для гидроабразивной резки металла.

В планах предприятия –приобретение уникального аппарата абразивной резки. Это когда с помощью воды и песка режется металл. При этом подобного уровня оборудования в Нижегородской области пока нет.

Мы освоили такое современное производство как 3D-моделирование-процесс создания трехмерной модели объекта. Это просто фантастика завтрашнего дня.

Для продвижения нашей продукции в Европу в Чехии открыто представительство под названием «Москва».

В долгосрочных личных планах - построить музей, в котором мы можем представить все разработки ЗСН «САРО». Хочется издать каталог наших изделий с описанием истории создания каждого своего ножа.

- Тем более, есть, кому Ваше дело продолжить.

 У вас , как я знаю, еще и внук подрастает. Кстати, о связи времен, когда Вас впервые посетила эта мысль – о создании музея?

- Расскажу один любопытный факт, ставший для меня знаковым.

В августе 2000 года при копке фундамента под флигель на территории детского сада на глубине двух метров мы обнаружили мраморное надгробие (на этой территории когда-то давно было сельское кладбище). Когда мы находку очистили от грязи, то смогли прочитать текст. Оказалось, что это надгробие с могилы жены хозяина Ворсменского завода мединструментов Ивана Гавриловича Завьялова, его жены Анны Ивановны, умершей 30 сентября 1894 года, а также его дочерей Любови Ивановны и Анфисы Ивановны, умерших соответственно 3 и 6 мая 1907 года. Эта находка меня поразила своей символичностью. Как будто из далекого прошлого был подан знак. Тогда-то я и подумал первый раз о музее в Ворсме, в котором хотелось бы собрать всю архивную и современную историю местного ножевого производства.

- Если уж зашла речь о продвижении города Ворсма как столицы ножевого производства, то как тут не вспомнить фильм, который был не однажды показан по центральному телевидению. Расскажите, как Вам удалось пригласить в Ворсму съемочную группу практически самой популярной на Центральном телевидении того времени программы «Клуб путешественников»?

- Волею случая. Но это была не моя заслуга, а опять же знаменитых в прошлом ворсменских мастеров ножевого производства.

У меня был хороший  знакомый Василий Журавлев, который работал у Юрия Сенкевича - ведущего в то время знаменитой программы «Клуб путешественников».

И однажды к Сенкевичу приехал друг из Афганистана. Достал из кармана нож и стал хвастаться, что на Востоке делают великолепные ножи. Василий посмотрел его, увидел клеймо г.Ворсма и сказал, что он знает меня и то, что эти ножи изготавливаются в г. Ворсме. Юрий Сенкевич со своим другом даже поспорили по этому поводу , но для проверки всё же факсом отправили фотографию этого ножа мне.

Действительно, мы нашли копию этого  ножа в каталоге Завьялова. В конечном итоге Ю.Сенкевич очень заинтересовался нашим городом и сюда приехала группа операторов.

Фильм о городе был  неоднократно показан на первом канале Центрального телевидения.

 Сегодня ни один солидный каталог по отечественному оружию не издается без «САРО» Поэтому Ворсма и ЗСН «САРО» - уже давно ассоциируются как две стороны одной медали.

- Сергей Константинович. И последний вопрос: производство ножей для Вас лично  – это бизнес или творчество?

- Если говорить обо мне, то оружейное производство во всей его совокупности — это моя жизнь. Я никогда не относился к своей жизни, как к бизнесу. Если начинаешь думать о жизни только коммерчески, то ее просто упустишь.

Я не против зарабатывания денег. Понятно, что они нужны, как горючее, но я против их приоритета в своей жизни. Мне всегда было интересно что-то придумывать и создавать. А деньги  сами приходили, причём именно столько, сколько было нужно в данный момент, чтобы сделать следующий шаг.

Есть русский принцип: не верь, не бойся, не проси. Главное, чтобы ты был сам достоин того, что тебе нужно.

 

 Мнение:

В истории создания завода складных ножей «САРО» было множество трагикомедийных ситуаций, о которых можно, наверное, написать целую книгу.Формат газеты просто не позволяет этого сделать. Но ясно одно: есть особые люди, которые не пасуют перед проблемами и обстоятельствами. Они сами изменяют обстоятельства, извлекая опыт, пользу и знания из любой ситуации.

Более того, они помогут Вам превратить каждую свою неудачу в новый полет к цели.

Трудности же используют как кирпичи, из которых строят свой успех. А высшие силы, как правило, таким людям помогают особыми  знаками, укрепляя в своей вере. А чтобы узнать эти знаки для этого, как минимум, нужно прыгнуть в неизведанное за своей мечтой, и, конечно же действовать. К таким людям относится  Сергей Константинович Воропаев. Когда-то ему  пришлось пройти через серьезные трудности на пути к своему успеху. И он их  победил, потому что поражения его  не сломали .

Записала Елена АЛЕКСАНДРОВА.

Завод Складных Ножей «САРО» Адрес: 606120, Нижегородская обл., г.Ворсма, ул.Заводская, д.41а. Телефоны: 8(83171) 76-01- 8, 8(83171) 65-73-7, 8(831-71) 6-57-37. http://www.saro.su, email: tpk-saro@yandex.ru